Познание основ православной веры

Суббота, 22.09.2018, 10:39

Приветствую Вас Гость | RSS | Главная | Жестокость - Форум | Регистрация | Вход

[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Форум » Грехи » Злость и раздражительность » Жестокость
Жестокость
КлирДата: Вторник, 23.02.2010, 14:52 | Сообщение # 1
Блаженны, егда поносят вас
Группа: Администраторы
Сообщений: 1293
Репутация: 0
Статус: Offline
Жестокость – желание доказать свою же собственную значимость, власть, силу хотя бы самому себе. Кстати, некоторые тихони бывают очень жестоки, пытаясь преодолеть свой страх или еще что.

Ожесточение - Состояние раздражения и крайнего, доходящего до жестокости озлобления. Крайнее напряжение, упорство (Ожегов).

 
461119Дата: Четверг, 04.11.2010, 18:27 | Сообщение # 2
Блаженны, егда поносят вас
Группа: Администраторы
Сообщений: 1339
Репутация: 1
Статус: Offline
Ожесточение происходит от накопившейся злобы, которая переходит в крайнее раздражение и озлобление. Когда степень ожесточения становится уже крайним, тогда ожесточение переходит в жестокость.

Поэтому ожесточение это признак серьезной духовной болезни и отсуствия ее лечения. Это уже закоренелый грех, отсуствие искренней молитвы, знания и жизни по Заповедям Закона Божия, исповеди, причастия и т. п. Ожесточение является источником многих других грехов как например: грубость, осуждение (2), непокорство (3), немилосердие (5), гнев (7), злоба, оклеветание (8), невнимание (9), нерадение о своем спасении (10), небрежение (11), дерзость (13), раздражительность (14), воздаяние зла за зло (16), ожесточение (17), преслушание (18), своеволие (22), укорение (23), злоречие (24), жестокость. Ожесточение тянет человека по духовной шкале вниз, от Господа Бога, в ту темную духовную область в которой грех является более обильным.

Для того чтобы изгнать из себя грех ожесточения, нужно провести большую подготовительную работу. Надо продумать наше душевное расположение и понять что оно совершенно не совместимо с высоким званием христианина. Полезно порыться в нашем духовном багаже и вспомнить наши грехи и понять что мы тоже грешны. Потом надо простить нашим обидчикам и врагам. Как венец этой работы, у нас должно произойти искренее покаяние.
http://www.dorogadomoj.com/d47isp3.html#greh5

 
SonДата: Понедельник, 21.02.2011, 19:09 | Сообщение # 3
Блаженны кроткие
Группа: Проверенные
Сообщений: 178
Репутация: 0
Статус: Offline
"естокость, по признанию самого мира, — гнуснейшая страсть, однако, наблюдая историю, мы видим, что ее проявления умножаются, утончаются, усложняются с ростом и развитием цивилизации. Чем люди делаются цивилизованнее, тем становятся жесточе. Самые войны уже есть продукт цивилизации, а не христианского учения, а если сравнить их в разное время и у разных народов, у дикарей и у культурных европейцев, то, конечно, младенцу даже понятно, что у первых они нравственнее и чище, а у последних кровопролитнее и жесточе. Ядовитые газы, разрывные пули «дум-дум», ослепляющие лучи, шрапнели и гранаты с бактериями и прочее, на чем изощряют свои мозги лучшие умы человечества — разве можно сравнить их с дубиной дикаря или прозаическими мечом и копьем времен «Илиады» Гомера?.. То же нужно сказать относительно эволюции — в ходе истории — пыток, понятия о «чести» и мести за оскорбление ее.

В рассуждении о «чести» мы, например, отстали от язычников, которые ближе к евангельским заветам Христа (Мф. 5, 11, особенно стих 34). Вот несколько примеров.

Катон, получив плевок в лицо, ограничился лишь тем, что вытер его.

Фемистокл, под угрозой поднятой на него собеседником палки, спокойно сказал: «Ударь, но выслушай».

Сократ, получивший от одного из своих слушателей удар, на совет приятеля подать на оскорбителя жалобу в суд хладнокровно ответил: «Если бы осел ударил меня ногой, заставил бы ты меня жаловаться на него?»

Циник Кратет, получивший от музыканта Никодрома такую пощечину, что все лицо у него вспухло и посинело, отомстил своему оскорбителю только тем, что, отправившись в народное собрание, привесил ко лбу своему дощечку с надписью: «Это мне сделал Никодром».

Все это, конечно, случаи не из христианской жизни, но они выше подобных примеров из нашего времени, когда, по понятиям высококультурного общества, требуется не просто стереть плевок или смыть его водою, но необходимо «смыть его кровью». А варвары и язычники, по крайней мере лучшие из них, чужую жизнь ценили и наслаждаться бедой ближнего не желали.

Вот еще образец узаконенной в человеческом обществе жестокости — охота. Благовоспитаннейшие люди Европы называют ее «поистине великолепным зрелищем», и гениальные и прославленные таланты черпают в этом занятии величайшее наслаждение.

Лев Толстой, протестовавший позднее против всякого убийства, пишет в письме Т. Ергольской от 20 октября 1852 года:

«Я полюбил ружейную охоту, и так как оказалось, что я стреляю порядочно, то это занятие берет у меня два-три часа в день... В ста шагах от моего дома я нахожу фазанов и за какие-нибудь полчаса я убиваю 2-3, 4. Кроме удовольствия, это упражнение прекрасно для моего здоровья...»

От «великих» людей культуры мысль невольно обращается к подлинно святым и великим мужам христианства. Они не только людей, но и тварь, даже неодушевленную, любили от всего сердца и не причиняли ей никакого насилия. Вот, например, как откликается на создание Божие душа одного блаженного (не прославленного, нашего современника), Максима юродивого. Простой этот человек, малограмотный, но Божий — Дух Святой в нем живет, и даже от речи его исходит благодать.

Передает о нем архимандрит Спиридон, которому он предсказал до начала Великой войны 1914 года и саму войну, и события после нее.

Автор повстречался с ним в лесу. «Смотри, батюшка, — говорит Максим, — все дела Божий дивны, о, дивны! Вот лес, ручейки текут, цветы цветут, травы зеленеют, птички Божий поют, и все это — дела Божий!» «Когда мы вошли в самую глубь леса, — передает автор статьи, — тогда Максим пал на землю, простер свои руки к небу и запел: Святый Боже, Святый Крепкий, Святый Безсмертный, помилуй нас. Когда он запел третий раз, я повалился на землю и лишился сознания. Не знаю, долго ли я находился в таком состоянии, но когда я пришел в себя, то увидел, что Максим стоит на том же самом месте с воздетыми к небу руками. Он что-то шептал, но что, разобрать я не мог. Начал и я с ним молиться. О, эти минуты никогда не изгладятся из моей памяти! Когда молитва была закончена, Максим взглянул на меня и опять сделал несколько поклонов. После этого мы сели, помолчали, а затем начал говорить Максим: "Без молитвы все добродетели — точно без почвы деревья. Ныне нет молитвы в жизни христиан, а если есть, то жизни в себе она не имеет. Христос Сам молился и молился больше всего в горах, на. горных вершинах, где, кроме Него одного, никого не было. Христианин, друже, есть человек молитвы. Его отец, его мать, его жена, его дети, его жизнь есть один Христос. Ученик Христа должен жить только одним Христом. Когда он так будет любить Христа, тогда он обязательно будет любить и все творение Божие. Люди думают, что нужно прежде любить людей, а потом и Бога. Я и сам так делал, но все было бесполезно. Когда же начал прежде любить Бога, тогда в этой любви к Богу я нашел и своего ближнего, и в этой же самой любви к Богу всякий мой враг делался мне другом и человеком Божиим. Первая самая форма любви к Богу есть молитва. В настоящее время повсеместно христиане настроили множество храмов, стали грамотными и учеными, а живой молитвы нет. Вот в чем великая беда. Если бы христиане знали силу молитвы, то они были бы перерождены. Я ведь мало знаю грамоты, а молитва учит меня, как мыслить, говорить и делать... Но этого мало, чтобы только молиться. Нужно за Христа ежедневно умирать, и в этой смерти — жизнь христианина. Так Дух во мне говорит: нужно за Христа умирать. Мы еще живем, и эта жизнь наша есть точно младенческое еще состояние души. Зрелость ее — смерть, и смерть ради Христа. Когда мученики умирали за Христа, тогда они вкушали настоящую жизнь, и эта жизнь для них так сладка, что они забывали страдания и самую смерть! Я, юродивый Максим, и говорю, что без юродства нельзя Царства Божьего наследовать... Ах, дивны дела Божий! Говорят, что я сумасшедший, а ведь без сумасшествия, батюшка, не взойдешь в Царство-то Божие (ср. у апостола: 1 Кор. 3, 18 и след. — Еп. Варнава)... Ах, Боже мой, Боже мой! Вот беда, нет теперь христиан; вот горе, все почти стали врагами Христовыми (сам плачет)... Вот будут дни, когда, батюшка, будет страшная война, весь мир будет воевать, а ты из Сибири (автор и в Сибири тогда еще не был. — Еп. Варнава) поедешь туда и будешь на войне. Война— это суд Божий. Это еще не последний суд Божий. Суд этот над христианами за то, друже мой, что попрали Святое Евангелие. Христиане ныне отвергли Святое Евангелие (Максим рыдает). А что будет после войны, я пока, батюшка, тебе не скажу..." После этих слов Максим сразу загрустил и ушел в себя. Минут двадцать он совершенно молчал, а я не сводил с него своего взора... Затем снова стал говорить о том, что Евангелие Святое попрано христианами. "Жить по Евангелию, — говорил он, — надо быть сумасшедшим. Доколе люди будут умны и разумны, Царства Божия на земле не будет... Георгий! Молись и люби Бога и всю Его вселенную и все Его создание. Чего себе не желаешь, того и самому дьяволу не желай... Это моя жалость к творению Божию"...»

«Гнев [а следовательно, и жестокость, как его исчадие] происходит от различных причин, и особенно от сластолюбия. О сем упоминает и Евагрий, повествуя, что некоторый святой говорил: "Для того и отвергаю наслаждения, чтобы отречь причины раздражительности"».

Переходя к изображению страсти жестокосердия, действующей в человеке, эти слова преп. аввы Дорофея приходится поставить во главу угла. Действительно, если человек рассердился, памятозлоб-ствует, срывает на ком-нибудь зло, то ищи причину сего в том, что он в чем-нибудь не смог успокоить свою плоть. Но особенно часто эта страсть находится в связи с блудной.

Укажу две главные формы проявления жестокости, в которых продолжается сочетание страстей жестокости и блуда.

В первом случае мужчина, одержимый блудной страстью, не иначе может чувствовать удовлетворение, как только причиняя своей жертве жесточайшие мучения (садизм).

Поэт А. Полежаев так описывает одно из собственных похождений в доме греха:

Как лютый волк, стремится Саша

На деву бледную одну,

И распростерлася Дуняша,

Облившись кровью, на полу.

Какое страшное смятенье,

И дикий вопль, и крик, и рев,

И стон, и жалкое моленье

Нещадно избиенных дев\..

(«Сашка»)

Таким образом, если всего этого не будет, то и наслаждения не появится.

В другом случае, мужчина, наоборот, чувствует удовлетворение только тогда, когда не он женщине, а она ему причиняет страдания (так называемый мазохизм). Наш писатель И. С. Тургенев, наблюдая у себя эту извращенную склонность, так говорил однажды поэту А. Фету: «Я только тогда блаженствую, когда женщина каблуком наступит мне на шею и вдавит мое лицо носом в грязь».

В заключение приведу слова Лафкадио Херна, атеиста, отрицавшего христианство, погрузившегося в синтоизм и буддизм и пришедшего, независимо от какой бы то ни было «мистики», но только посредством биокосмического метода, к следующему выводу в конце своих размышлений над природою и ее законами:

«Высшее развитие недоступно тем, кто еще не освободился от пут эгоизма, осужденного нравственным опытом всех времен. Очевидно, величайшая сила— сила самоотвержения. И никогда не достигнут высшей власти сладострастие и жестокость»:

Это — приговор злу цивилизации от воспитанника самой цивилизации.

Христианин, после всего этого, имеет полное право отрясти от ног своих прах, насевший от культуры, сделаться «сумасшедшим» и — бежать. Бежать ко Христу, Его кротости, милосердию, любви. Откликнуться на Его призыв:

Приидите ко Мне ecu труждающиися и обремененнии... научите ся от Мене, и ни от кого другого, потому что никто и не способен научить, яко кроток есмъ и смирен сердцем... и Аз упокою вы (Мф. 11,28-29)."
http://pilotchart.narod.ru/text/Varnava/Varnava_3_3_2.htm

 
КлирДата: Понедельник, 06.06.2011, 13:36 | Сообщение # 4
Блаженны, егда поносят вас
Группа: Администраторы
Сообщений: 1293
Репутация: 0
Статус: Offline
"Уничижение есть то, когда человек не только осуждает /другого/, но и презирает его, т.е. гнушается ближним и отвращается от него как от некоей мерзости. Это хуже осуждения и гораздо пагубнее. "
http://www.glinskie.ru/biblio/a_dorofej/kvd/kvd_1.html
 
КлирДата: Воскресенье, 19.06.2011, 18:36 | Сообщение # 5
Блаженны, егда поносят вас
Группа: Администраторы
Сообщений: 1293
Репутация: 0
Статус: Offline
Если вы хотите размягчить жестокое сердце:
Открытки для чуда
 
Форум » Грехи » Злость и раздражительность » Жестокость
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск:

Форма входа