Познание основ православной веры

Суббота, 22.09.2018, 10:37

Приветствую Вас Гость | RSS | Главная | Свойства Божии - Форум | Регистрация | Вход

[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Форум » Догматы » Догмат о Святой Троице » Свойства Божии
Свойства Божии
KirenaДата: Воскресенье, 12.12.2010, 16:13 | Сообщение # 1
Блаженны кроткие
Группа: Проверенные
Сообщений: 178
Репутация: 0
Статус: Offline
Преп Иоанн Дамаскин
О Божественном домостроительстве и попечении в отношении к нам, и о нашем спасении
Итак, этим нападением виновника зла – демона человек был прельщен, не соблюл заповеди Творца, был лишен благодати, потерял дерзновение к Богу, подвергся суровости бедственной жизни, – ибо это означают листья смоковницы (Быт. 3, 7) – облекся в смертность, то есть в смертную и грубую плоть, – ибо это означает облачение в кожи (Быт. 3, 21), по праведному суду Божию был изгнан из рая, осужден на смерть и сделался подвластным тлению. Но (и в таком состоянии) не презрел человека Милосердый, даровавший ему бытие и блаженное состояние, но первоначально вразумлял его многими способами и призывал к обращению – стенанием и трясением (Быт. 4, 14), водным потопом и истреблением всего почти человеческого рода (Быт. 6, 13), смешением и разделением языков (Быт. 11, 7–8), руководством Ангелов (Быт. 18, 2 и др.), сожжением городов (Быт. 19, 24 и др.), прообразовательными богоявлениями, войнами, победами, поражениями, знамениями и чудесами, явлением различных сил, законом и пророками. Всем этим имелось в виду достигнуть истребления греха, разлившегося многоразличными потоками, поработившего себе человека и нагромоздившего жизнь всякого вида пороком, а также – и возвращение человека к блаженному состоянию. Но так как чрез грех вошла в мир и смерть, пожирающая, подобно дикому и неукротимому зверю, жизнь человека, имеющему же прийти Искупителю надлежало быть безгрешным и не подвластным смерти, возникающей чрез грех, так как, притом, необходимо было подкрепить и обновить естество человеческое, самим делом наставить его и научить пути добродетели, отводящему от тления и ведущему к жизни вечной, что, наконец, открывается человеку великое море (Божия) человеколюбия. Сам Творец и Господь вступает в борьбу за свое создание и самим делом становится Учителем. И так как враг уловил человека обещанием ему божественного достоинства, то и сам он уловляется тем, что Божество (в Искупителе) является под покровом плоти. И в этом открываются вместе и благость, и премудрость, и правда, и всемогущество Божии. Благость, потому что Бог не презрел немощи Своего создания, но сжалился над ним – павшим – и простер к нему руку (помощи). Правда – потому что, когда человек был побежден, Бог не другого кого делает победителем мучителя и не силою похищает человека у смерти, но кого некогда смерть поработила себе грехом, того Благий и Праведный снова соделал победителем и – что казалось невозможным – подобным спас подобное. Премудрость – потому что Бог нашел благоприличнейшее разрешение безвыходного положения. Ибо, по благоволению Бога и Отца, единородный Сын, Слово Божие, и Бог, сый в лоне Бога и Отца (Ин. 1, 18), единосущный Отцу и Святому Духу, предвечный, безначальный, Тот, Кто был в начале, был у Бога и Отца, и (Сам) был Богом, во образе Божий сый (Флп. 2, 6), преклоняет небеса и сходит, то есть неуничижимую высоту Свою неуничиженно уничижает, снисходит к Своим рабам неизреченным и непостижимым снисхождением, – ибо это и значит снисхождение. Будучи совершенным Богом, Он становится совершенным человеком, – и совершается из всего нового самое новое и единственно новое под солнцем (Еккл. 1, 10), – в чем открывается беспредельное могущество Божие. Что может быть более сего – Бог соделался человеком? И Слово плоть бысть (Ин. 1, 14) непреложно – от Духа Святаго и Святой Марии, Приснодевы и Богородицы. Зачавшись в непорочной утробе Девы не от желания или похоти, или соединения с мужем, или от сладострастного зарождения, но от Святаго Духа и наподобие первого происхождения Адамова – Бог Слово, единый человеколюбивый, является посредником между Богом и людьми, становится послушным Духу, врачует наше непослушание принятием того, что подобно нам и от нас, и делается для нас примером послушания. без коего невозможно получить спасение [1].
________________________________________
[1] Григорий Богослов, слово 6 и 38. Григорий Нисский, Большое огласительное слово. 20.

Добавлено (12.12.2010, 16:05)
---------------------------------------------
О взаимном сообщении свойств
Мы уже много раз говорили, что одно – сущность, а другое – ипостась, и что сущность означает вид общий, обнимающий ипостаси одного вида, как, например – Бог, человек, а ипостась обозначает неделимое, например – Отца, Сына, Духа Святаго, – Петра, Павла. Поэтому должно знать, что имена Божества и человечества указывают на сущности или на естества; имена же Бог и человек употребляются и об естестве, когда, например, говорим, что Бог есть существо непостижимое и что Бог – один, – но понимается оно и в смысле ипостасей, когда частное принимает имя общего, когда, например, Писание говорит: сего ради помаза Тя, Боже, Бог твой (Псал. 44, 8). В данном случае именем Бога Писание обозначило Отца и Сына. Когда же Писание говорит: человек некий бяше во стране Авситидийстей (Иов. 1, 1), то под словом человек оно разумеет одного только Иова.
Поэтому, признавая в Господе нашем Иисусе Христе два естества и одну ипостась, сложенную из обоих естеств, – когда имеем в виду естества, называем (их) Божеством и человечеством; когда же разумеем ипостась, составившуюся из (двух) естеств, то называем Его или Христом – от обоих естеств вместе, также – Богочеловеком и Богом воплотившимся, или же – от одного из составляющих Его естеств – называем Его то Богом и Сыном Божиим только, то человеком и Сыном Человеческим только; в одних случаях – только от высших, а в других – от низших Его свойств. Ибо один и тот же одинаково есть Сын Божий и Сын Человеческий: Сыном Божиим пребывает вечно от Отца безвиновно, Сыном же Человеческим сделался напоследок по человеколюбию [1].
Но, говоря о Божестве Его, мы не приписываем Ему свойств человечества. Так, мы не говорим, что Божество подлежит страданию или что Оно сотворено. Равным образом, и говоря о плоти, или о человечестве Его, мы не приписываем им свойств Божества, не говорим, например, что плоть Его, или человечество, не сотворена. В отношении же ипостаси, – даем ли ей наименование, заимствованное от обоих естеств, ее составляющих, или же – от одной, – мы приписываем ей свойства обоих естеств. Так Христос, – имя, означающее то и другое естество в совокупности, – называется и Богом и человеком, и сотворенным и несотворенным, и подверженным страданию и неподверженным. Так же, когда Он по одному из составляющих Его естеств (т.е. Божескому) именуется Сыном Божиим и Богом, тогда принимает свойства соприсущего естества, то есть плоти. Так, Он называется Богом – страждущим и Господом славы – распятым, – не поскольку Он – Бог, но поскольку Он же Сам есть и человек. Равным образом, когда Христос называется человеком и Сыном Человеческим, Он принимает свойства и отличия Божеского естества и (именуется) предвечным Младенцем, безначальным человеком, – не поскольку Он – Младенец и Человек, но поскольку, будучи предвечным Богом, стал напоследок Младенцем. И таков способ взаимного сообщения (свойств), когда каждое из обоих естеств передает другому свои свойства по причине тождества ипостаси и взаимного проникновения естеств. Поэтому мы можем говорить о Христе: Сей Бог наш на земли явися и с человеки поживе (Вар. 3, 36, 38); а также: человек этот не создан, не подвержен страданию и неописуем.
________________________________________
[1] Григорий Богослов, слово 29.

Добавлено (12.12.2010, 16:13)
---------------------------------------------
О свойствах двух естеств
Исповедуя того же самого Господа нашего Иисуса Христа как совершенным Богом, так и совершенным человеком, мы утверждаем, что именно Он имеет все то, что имеет Отец, кроме нерожденности, и имеет все, что имел первый Адам, исключая одного только греха, то есть тело и душу словесную и разумную. Утверждаем также, что, соответственно двум естествам, Он имеет двойные свойства, принадлежащие двум естествам: две естественные воли – божескую и человеческую, и два естественные действования – божеское и человеческое, и две единственные свободы – божескую и человеческую, также и мудрость, и ведение – божеские и человеческие. Будучи единосущен Богу и Отцу, Он свободно хочет и действует, как Бог. Но будучи единосущным и нам, Он же Сам свободно хочет и действует, как человек. Ибо Его – чудеса, Его же – и страдания.

 
TimonaДата: Воскресенье, 19.12.2010, 20:01 | Сообщение # 2
Блаженны чистые сердцем
Группа: Проверенные
Сообщений: 407
Репутация: 0
Статус: Offline
Епископ Иларион (Алфеев) хорошо освящает эту тему.
Безначальность Божья означает, что Он не имеет над Собой никакого высшего начала или причины Своего существования, но Сам является причиной всего.
Бесконечность и беспредельность означают, что Бог существует вне категорий пространства, свободен от всякого ограничения и недостатка.
Бог прост и несложен, то есть не делится на части и не состоит из частей.
Бестелесным Бог назван потому, что Он не есть материальная субстанция и не имеет тела, но по природе является духовным.
Бог невидим, неосязаем, неописуем, непостижим, необъятен, недоступен. Сколько бы мы ни пытались исследовать Бога, сколько бы ни рассуждали о Его именах и свойствах, Он все равно остается неуловимым для ума, потому что превосходит всякую нашу мысль.
 
SonДата: Воскресенье, 19.12.2010, 20:13 | Сообщение # 3
Блаженны кроткие
Группа: Проверенные
Сообщений: 178
Репутация: 0
Статус: Offline
Неотъемлемыми свойствами Духа Божия являются самобытность, неизменяемость, всемогущество, всеведение, вездесущность, вечность, святость, праведность, милосердие, любовь и т.п.
http://lib.eparhia-saratov.ru/books/noauthor/proof/7.html
Бог есть Существо самобытное. Он ни от кого и ни от чего не зависит по Своему бытию, а поэтому свободен от каких-либо перемен. Все условия Своего бытия Бог имеет в Себе Самом.

Бог неизменяем в Своем Существе, Своих силах и совершенствах, во всех Своих качествах. Он не подлежит переходам из лучшего состояния в худшее или из худшего в лучшее, потому что Он всесовершенен. Тварный мир постоянно изменяется. Жизнь Бога не подлежит изменению.

Бог как чистейший Дух не ограничен никакими пределами пространства и Собою все наполняет. Бог присутствует везде. Вездесущие Божие надо понимать в таком смысле, что Бог прибывает везде, всегда и всецело. Бог есть весь во всем, но вне и выше всего (равно в великом и малом). Подобно тому, как душа присутствует в каждой части человеческого тела, так и Бог присутствует во всех частях Вселенной. Бог выше всякой пространственности. Он - Существо необъятное, неограниченное, неизмеримое. Бог всюду присутствует не только Своими действиями и силами, но и Самим Своим Существом. "Что Бог везде присутствует, мы знаем, но как - не постигаем, потому что нам известно только присутствие чувственное и не дано разуметь вполне естества Божия", - говорит святитель Иоанн Златоуст.

Бог вездесущ, почему же тогда говорят, что Он живет на Небе? Согласно христианскому учению. Господь Бог, хотя и присутствует всегда на каждом месте, но есть и отличная от всего тварного бытия непостижимая область, в которой пребывает Триипостасный Бог. Это та область бытия Божия, которую имеет в виду св. апостол Павел, когда говорит, что Бог "обитает в неприступном свете. Которого никто из человеков не видел и видеть не может" (1 Тим. 6, 16). Запредельную, недосягаемую, недоступную для всех тварных существ область бытия Божия называют Небом небес или Престолом Всевышнего.

Бог все может. Все естественные и сверхъестественные силы подчинены Богу. Всемогущество Божие заключается не в том, что Бог может делать все, что нам вздумается, а в том, чтобы делать все, что не противоречит природе Божественной. "Если Бог хочет, вещества приобретают противоположные свойства", - такими словами подтверждает истину о всемогуществе Божием преп. Ефрем Сирин, и он же пишет: "Бог непостижим в Своем могуществе. Он мог явить в творениях нечто большее, но совершил в них только то, что они способны вместить".

Всемогущий Бог имеет беспредельную силу все производить и над всем владычествовать, поэтому Его называют всесильным и Вседержителем. Своим могуществом Бог промышляет о творении и владычествует над ним, совершая чудеса.

Бог бесконечен в разуме Своем. Разум Божий можно рассматривать с двух сторон: как сам в себе (что приводит к понятию о всеведении Бога), так и в отношении к действиям Божиим (где мы получаем знания о высочайшей премудрости Бога).

Под всеведением Божиим следует понимать то, что Бог совершеннейшим образом знает Себя Самого и все вне Себя. Бог знает все прошедшее, настоящее, будущее, все возможное и случайное, даже условное, что может случиться только при определенных условиях. Бог знает все действия каждого человека, которые еще будут совершены в будущем. Такое знание называется Божиим предвидением. Бог хотя и знает, что каждый человек должен сделать, но Он не стесняет свободу воли человека, когда тот, например, совершает злые дела. У Бога нет насилия над свободной волей человека. Предвидение же Богом того, что человек сделает по своей свободной воле, не стесняет человеческую свободу, поскольку Божие знание об этих действиях человека не есть причина, производящая действия. Бог потому и предвидит, что так сбудется. В предвидении Божием нас особенно убеждает имеющееся в Священном Писании немалое число предсказаний будущих случайных действий человеческих, о которых было предсказано за сотни и тысячи лет до их исполнения.

Премудрость Божия есть бесконечный Разум Божий, рассматриваемый с деятельной стороны и выражающийся в знании Богом наилучших целей и совершеннейших средств для их достижения.

Бог имеет Волю, которая ни от чего постороннего не зависит, она совершенно свободна. Мир был приведен в бытие не по какой - либо внешней или внутренней необходимости для Бога, а единственно по Его свободному изволению.

Господь Бог не ограничен в Своей святости. Будучи Сам Святым, Бог требует и от людей святости: "Итак будьте святы, потому что Я свят" (Лев. II, 45). В силу Своей святости Бог не может идти против Самого Себя и Своей святой воли. Бог не нарушает свободу воли Своих разумных созданий, которым Он даровал ее. Поэтому Господь и не препятствует Своим созданиям, когда они преступают Его волю.

Наряду с разумом и волей, Бог имеет также и чувства. С точки зрения Своих чувствований Бог обладает всеблаженством и бесконечной благостью или любовью к тварям. Всеблаженство Божие означает то, что стремление Бога к бесконечному благу совпадает с самим обладанием им, и что Бог ощущает наивысочайшее блаженство от согласованного действия всех сил и свойств Своей бесконечной природы. У псалмопевца Давыда мы читаем: "Полнота радостей пред лицем Твоим, блаженство в деснице Твоей вовек" (Псал. 15, II). Бесконечная благость или любовь Божия к тварям является Его сущностью, ибо "Бог есть любовь" (1 Иоан. 4, 16). Неизреченная любовь побудила Господа создать мир и непрестанно промышлять о нем. "Благ Господь ко всем, и щедроты Его на всех делах Его" (Псал. 144, 9). Высшим проявлением благости Божией явилось дело искупления: "Так возлюбил Бог мир, что отдал Сына Своего Единородного, дабы всякий верующий в Него не погиб, но имел жизнь вечную" (Иоан. 3, 16). "Любовь познали мы в том, что Он положил за нас душу Свою" (Иоан. 3, 16). "Бог Свою любовь к нам доказывает тем, что Христос умер за нас, когда мы были ещё грешниками" (Рим. 5, 8). "В том любовь, что не мы возлюбили Бога, но Он возлюбил нас и послал Сына Своего в умилостивление за грехи наши" (1 Иоан. 4, 10).

Бог беспределен в Своем человеколюбии. Из бесконечного человеколюбия Божия вытекает милосердие и сострадание, которые означают, что Бог любит как послушных, так и непослушных сынов человеческих. "Ибо Он повелевает солнцу Своему восходить над злыми и добрыми и посылает дождь на праведных и неправедных" (Матф. 5, 45). Божие милосердие и сострадание неисчерпаемы и выше нашего понимания. Однако Бог никогда не бывает равнодушным перед грехом и не может защищать его. Если же грешник чистосердечно раскаивается во грехе. Бог прощает его.

Милосердный Господь долготерпелив к грешникам, ожидая их покаяния, но при этом не следует забывать, что "Господь есть Бог ревнитель и мститель; мститель Господь и страшен в гневе: мстит Господь врагам Своим и не пощадит противников Своих!" (Наум. 1, 2). "Когда читаем о гневе или о ярости Божией, мы должны представлять их не по подобию человеческого возмущения, но достойно Бога, Который чужд всякого возмущения. Под этим мы должны понимать, что Он - Судия и Отмститель за все неправедное в этом мире. Боясь воздания, мы должны опасаться делать что-нибудь против Его воли",- пишет преподобный Иоанн Кассиан Римлянин.

В том, что в мире существует зло, вины Бога нет. Зло имеет своей причиной грех, который есть преступление воли Божией разумными существами, обладающими свободной волей. Подобно тому, как тьма - это отсутствие света, так зло - это удаление от Бога. То, что обычно называют злом в физическом мире, например, болезнь, неурожай, наводнение и т.д., не есть зло в истинном смысле. Такие наказания от Бога, посылаемые человеку, служат к его духовно - нравственному исправлению и поэтому заключают в себе силу добра. Зло же в подлинном смысле - это грех, беззаконие, удаление от Бога. Зло не имеет в себе самостоятельного начала. Оно появилось в мире после отпадения от Бога части возгордившихся ангелов во главе с денницей, которые стали олицетворением всякого зла, ненависти, вражды, богоборства.

Невидимый Бог может проявлять Себя и в видимом образе. "Я видел Духа, сходящего с неба, как голубя" (Иоан. 1, 32), - говорит, например, св. пророк Иоанн Креститель. В Ветхом Завете Господь Бог многократно являл Себя видимым образом людям, но при этом каждый раз человек видел Бога не таким, каков Он есть по Своему естеству, но таким, каким Господь желал открывать Себя людям. В дни земной жизни воплотившегося Сына Божия люди видели Его в образе человеческом, ибо Он, Господь Исус Христос, есть Богочеловек (и Бог, и человек). Будучи истинным Человеком, Христос имеет такую же плоть, какую имеют и все люди. Но тот факт, что Христос имеет человеческую плоть, не означает, что Дух Божий имеет руки, ноги, туловище, голову, глаза, уши и прочее, относящееся к человеческому телу.

В Св. Писании нередко встречаются выражения, приписывающие всесовершенному Духу Божию свойства человека. Так, читая Библию, можно подумать, что Бог (не в смысле Исус Христос по Своему человеческому естеству, а Бог как всесовершенный Дух) по - человечески видит, слышит, что - то делает руками, ходит и т.п. Все такие выражения следует понимать не буквально, а в переносном смысле, как иносказания, употребляемые для понимания человеком действий и естества Духа Божия. Так, руки Господа означают Его всемогущество, помощь - защиту; очи - всеведение, что Бог все видит; уши - что Он слышит все голоса и звуки, знает сокровенные помыслы каждого человека и т.д. Святитель Григорий Назианзин так говорит о телесных определениях, используемых при рассуждении о Боге: "По Писанию Бог спит (Псал. 43, 24), пробуждается (Псал. 7, 7), гневается (Втор. II, 17), ходит и имеет престолом Херувимов (Ис. 37, 16). Но разве Бог подвержен немощам? Разве Он есть тело? Ясно, что здесь представлено то, чего нет на самом деле. Соразмеряясь со своими понятиями, мы назвали и Божественное словами, взятыми из своего опыта. Когда Бог, по известным только Ему Самому причинам, как бы прекращает Свою заботу о нас, мы говорим, что Он спит... Когда, наоборот, вдруг начинает благодетельствовать, это значит, что Он пробуждается... Он наказывает, а мы говорим: "гневается"... Он действует то здесь, то там, а по нашему - Он "ходит", быстро движется - "летает". Обращенность к нам мы называем "лицом", даяние и приятие - "рукою". И так всякая другая Божия сила и всякое другое Божие действие изображены у нас чем-нибудь, взятым из опыта человеческого".

Для лучшего понимания Бога как всесовершенного Духа приведем некоторые высказывания христианских мыслителей, просвещенных от Духа Святого. Преп. Симеон Новый Богослов, размышляя о непостижимости Божией, пишет: "Простой (не имеющий составных частей, подобно веществу), все наполняющий, совершенно неизобразимый, невещественный, неописуемый. Ты весь непостижим... Как станем утверждать, что Ты восседаешь, или на каком престоле, когда в руке Ты содержишь небо и землю, и все, что под землей? Они Твоею же держатся силой? Какой престол вместил бы Тебя или какого рода храм?.. Кто совершенно постигнет Тебя? Горе людям и всякой тварной природе, дерзающей исследовать такое в Боге, прежде чем не будет она озарена, просвещена; прежде чем не узрит Божественных проявлений и не сделается созерцательницей таинств Христовых, которых даже (апостол) Павел, увидев, совершенно не мог высказать. О Самом же Боге он не удостоился ничего большего услышать, постичь или усвоить, кроме того, что Он есть Сущий, Бог всех и Создатель, Творец и Податель всего существующего. Мы же, несчастные, заключенные во тьме и помраченные (греховными) удовольствиями, не знающие самих себя, погребенные страстями, слепые и мертвые, - каким образом бываем одержимы желанием познать истинно Сущего, безначального, несозданного Бога, Единого Бессмертного и для всех невидимого, и говорим о Боге, как будто знающие, будучи удалены от Него? Ибо если бы соединились с Ним, то никогда не дерзали бы говорить о Нем, видя, что все у Него неизреченно и непостижимо; и не только касающееся Его Самого, но и дел Его, в большей части неведомых для всех".

У преп. Симеона Нового Богослова мы находим такую мысль: "Сотворив мир, Господь не переменил места и не соединился с созданиями. Если же Он неограничен, то где, скажешь ты, находится Он. Отвечаю тебе: ищи Его не телесно, обрети Его мысленно. Ища духовно, ты найдешь Его неограниченным, а потому опять - нигде, ни внутри, ни вне, хотя и везде, во всем, бесстрастно, неслиянно, а потому вне всего, так как Он - прежде всего".

По словам св. Василия Великого, "подлинно неизреченны и неописанны молниеносные блистания Божией красоты: ни слово не может выразить, ни слух вместить". Этот выдающийся христианский мыслитель говорит: "Как велик Бог? Какая мера Его? Каков Он в сущности? Подобные вопросы опасны для вопрошающего и затруднительны для вопрошаемого. Лучшее обращение с ними - молчание".

Святитель Григорий Нисский пишет: "Божество не есть что-либо представляемое в очертании. Напротив, Божеству свойственно быть везде, все проникать и ничем не ограничиваться".

Добавлено (19.12.2010, 20:04)
---------------------------------------------
Макарий (Булгаков), митр. Православно-догматическое Богословие » Глава 1. 2. О существе Божием.
§22. Отношение существенных свойств Бога к Его существу и между собою.
Submitted by admin on 09.11.2008 в 15:57

Изложив, таким образом, православное учение о существе и существенных свойствах Божиих, каждом порознь, мы естественно приходим теперь к вопросу о их взаимном отношении между собою. Вопросом этим много занимались в Церкви издревле, а особенно в средние века, как на западе, так и на востоке, и при решении его нередко впадали в крайности. Первая крайность допускает, будто между существом и существенными свойствами Божиими, равно как между самими свойствами, есть различие действительное (фю рсЬгмбфй, realis), так что свойства составляют в Боге нечто отдельное и от существа и одно от другого; другая крайность, напротив, утверждает, что существо и все существенные свойства Божии совершенно тождественны между собой, что они не различаются не только на самом деле, но даже в умопредставлениях наших (ЭрйнпЯб, ньзуей, cogitatione), и все разные свойства, приписываемые Богу, например, самобытность, мудрость, благость, правосудие, означают в Боге совершенно одно и тоже. Держась строго учения, какое преподает нам о существе и существенных свойствах Божиих православная Церковь на основании Божественного Откровения, мы должны сказать, что обе эти крайности равно далеки от истины, что нельзя допустить ни — а) того, будто существо и существенные свойства Божии различаются и разделяются между собою на самом деле; ни — б) того, будто они не имеют уже между собою никакого различия, даже в умопредставлениях наших.

Положение первое: "существо и существенные свойства Божии не различаются и не разделяются между собой на самом деле, напротив составляют в Боге едино." Эта мысль необходимо вытекает:

1) Из тех мест Священного Писания, где Бог изображается, как чистейший Дух, и от Него устраняются всякая вещественность, телесность, сложность. Но если бы в Боге существенные свойства были действительно отличны и отдельны от Его существа и одно от другого, в таком случае Он не был бы простым, а сложным, т.е. слагался бы из своего существа и из своих, отдельных между собою, свойств. Так именно рассуждали и святые Отцы Церкви: "Божество просто и несложно, говорит святой Иоанн Дамаскин; а что составлено из многого и различного, то сложно. Итак, если несозданность, безначальность, бестелесность, бессмертие, вечность, доброту, зиждительную силу и подобное мы назовем существенными разностями в Боге (пэуйщдеЯт дйбцпсЬт ЭрЯ Иепы), то Божество, как составленное из столь многих свойств, будет не просто, но сложно; а это утверждать есть крайнее нечестие." И еще прежде, святой Василий Великий, доказывая, что святость принадлежит самой сущности Святого Духа, потому что Он прост, писал: "если же Дух Святый не прост, то Он состоит из своей сущности и святости, но такое существо есть сложное. Кто же столько неразумен, чтобы назвать Святого Духа сложным, а не простым и, в силу простоты, единосущным Отцу и Сыну?" Эта же мысль о неразделенности Божией на собственные существа и свойства встречается у Афанасия Великого, Илария и Кирилла Александрийскаго.

2) Из тех мест Священного Писания, где Богу не только приписываются какие либо свойства, например: жизнь, истина, премудрость, любовь и другие, но Он и называется весь этими свойствами, называется —

а) истиною и жизнью: Я есмь путь и истина и жизнь (Иоан. 14:6);

б) любовью: Бог есть любовь (1 Иоан. 4:8);

в) премудростmью и силой: проповедуем Христа распятого… Божию силу и Божию премудрость (1 Кор. 1:23-24). Все подобные выражения оказались бы несправедливыми, если бы сущие свойства Божии действительно отличались и отделялись от существа Его и одно от другого; тогда можно было бы только приписать Богу Его свойства: премудрость, любовь и другие, как какие либо части; но нельзя бы уже было говорить, что Он весь есть премудрость и любовь, что Он, даже по существу своему, есть любовь и премудрость, или чтобы тот же самый Бог, который есть премудрость, был вместе и любовь. Что представляет нам в этом отношении Священное Писание, тоже находим и в писаниях святых Отцов и учителей Церкви, как то:

а) у святого Иринея: "Бог прост и несложен и весь самому Себе подобен и равен; Он весь есть чувство, весь дух, весь мысль, весь ум, весь слух, весь око, весь свет и весь источник всех благ;"

б) у святого Кирилла Иерусалимского: "мы имеем Бога единого по существу своему, ибо потому, что Он называется благим и правосудным, и Вседержителем и Саваофом, не есть Он различен и инаков; но будучи один и тот же, бесчисленные открывает действия Божества; Он не более по одному свойству, а менее по другому, но по всему подобен Себе самому; не по человеколюбию только велик Он, и мал по премудрости, но человеколюбие имеет равное премудрости; не отчасти видит Он, и отчасти не может видеть; но весь есть око, весь есть слух и весь есть ум;"

в) у святого Григория Нисского: "Бог по существу своему все, что ни есть, есть сущность истины и мудрости и силы;"

г) у святого Максима исповедника: "люди раздельно называются то людьми добрыми, то премудрыми, то правосудными; а Бог беcпредельyо есть все это, есть и добр, и премудр, и правосуден, и благость, и премудрость, и правосудие, как сущность всякого совершенства." Подобное же говорят блаж. Августин и святой Лев, папа римский.

Положение второе: "существо и существенный свойства Божии, не различаясь и не разделяясь между собою на самом деле, различаются, однако, в умопредставлениях наших, и притом не без основания в самом Боге, так что понятие об одном каком либо Его свойстве не есть вместе понятие и об Его сущности или понятие о всяком другом свойстве." И это положение —

1) необходимо вытекает из Сященного Писания. Там мы видим, что в одном месте Бог называется вечным, в другом вездесущим, в третьем вседобрейшим, в четвертом правосудным или премудрым, и иначе изображается Его вечность (Пс. 101:26-28), иначе вездесущие (Пс. 138:7-10), иначе доброта (Пс. 144:9), иначе правосудие и премудрость (Map. 16:27; Пс. 103:24). Читая все это, преподанное нам самим Богом, истинным и неложным, мы естественно научаемся различать в умопредставлениях своих Его многочисленные свойства, и никак не можем согласиться, чтобы одно и тоже значили в Нем, например, духовность и вечность, вездесущие и доброта, правосудие и премудрость, хотя Он, точно, как существо простейшее и совершеннейшее, весь есть доброта, весь правосудие, весь премудрость, весь вечен, духовен, вездесущ, и хотя все свойства Его в Нем нераздельны между собой и составляют едино.

2) подробно было раскрываемо святыми Отцами и учителями Церкви, особенно Василием Великим и Григорием Нисским, против Аномеев, говоривших, что в Боге нельзя ничего различать даже мыслью (кбф’ ЭрЯнпйбн), и что имена, Ему приписываемые, премудрость, вечность, правосудие и другие, выражают все одно и тоже понятие безразлично, и означают самое Его естество, сущность, а не какие либо свойства.

"Нет, писал святой Василий Великий, не все имена (Божьи) имеют между собой одно и тоже значение, ибо иное значение света, иное — виноградной лозы, иное — пути, иное — пастыря... И нет ни одного имени, которое бы, объяв все естество Божье, достаточно было вполне его выразить, а многие и различные имена, каждое с собственным значением, дают нам понятие, конечно, темное и весьма скудное в сравнении с целым, но для нас достаточное. Как же не смешно сказать, что творчество есть сущность, или промыслительность, или также предведение тоже сущность; и вообще всякое действование назвать сущностью? И если эти именования ведут к одному значению, то по всей необходимости они равносильны между собой, как видим сие во многоименных, когда, например, одного и того же называем и Симоном, и Петром, и Кифой. Следственно, кто услышал о неизменяемости Божьей, тот будет приведен и к понятию нерожденности. И кто услышал о нераздельности, тот дойдет до понятия творчества. И что может быть нелепее такой слитности, когда отнявший у каждого имени собственное его значение дает законы вопреки общему употреблению и учению Духа? Когда слышим о Боге, что Все соделал Ты премудро (Пс. 103:24); познаем Его созидательное художество. Когда слышим, что открываешь руку Твою и насыщаешь все живущее по благоволению (Пс. 144:16); познаем на всех простирающийся Промысел. Когда же слышим, что мрак сделал покровом Своим (Пс. 17:12): уразумеваем невидимость Его естества. И опять, слыша сказанное от лица Божия: Я — Господь, Я не изменяюсь (Малах. 3:6), познаем всегдашнее тождество и непревратность Божьей сущности. Итак, не явное ли безумие утверждать, что нет у каждого имени собственного своего значения, но все имена, вопреки их силе, равнозначительны между собой?"

В этих словах святой отец указывает вместе и на одну из причин, почему мы в умопредставлениях своих различаем имена и свойства Божьи: наши различения Божьих свойств не суть только чисто-подлежательные (субъективные), — нет, основание для них есть в самом Боге, в Его различных проявлениях, действиях, отношениях к нам, которыми являются творение и промысел, хотя сам в Себе Бог совершенно единичен, прост, несложен. Другую причину и основание — указывает святой Григорий Нисский, когда говорит: "кто не знает, что естество Божье, в чем бы ни состояла Его сущность, есть едино, просто, несложно и отнюдь не может быть представляемо в виде какого либо многоразличного сочетания? Но так как человеческая душа, вращающаяся долу и погруженная в земное тело, не в состоянии разом обнять искомого (Бога), — то она и восходит к непостижимому естеству многообразно и многочастно посредством многих умопредставлений, а не может одной какой либо мыслью постигнуть сокровенное." Т.е. этой причиной служат, с одной стороны, бесконечная высота и необъятность существа Божьего, а с другой — ограниченность и слабость нашего разума, который, по необходимости, рассматривает Бога как бы по частям и с разных сторон, и в одном отношении приписывает Ему безначальность и самобытность, в другом — нескончаемость и бессмертие, в одном — вездесущие, в другом — вечность, в одном — всеведение, в другом — святость, или благость, или правду и другие свойства, которые все в Боге нераздельны между собой, однако не тождественны. В других местах святой Григорий, подобно брату своему святому Василию Великому, доказывает против Евномия, что все бесчисленные свойства Божьи имеют, каждое, свое особое значение, а отнюдь не заключается одно в другом, и осмеивает еретика за то, что он, смешивая свойства Божьи, говорил: "Бог, по нескончаемости своей, есть не рожден, а по нерожденности нескончаем; ибо оба эти имена имеют одно и тоже значение." Замечательны также в настоящем случае слова блаж. Августина: "иное быть Богом, иное — Отцом. Хотя отцовство и сущность (в Боге) едино суть, но нельзя сказать, будто Отец по отцовству есть Бог, по отцовству премудр. Такова была всегда твердая (fixа) мысль у наших Отцов, и они за то отвергали Аномеев, как заблудивших далеко от предела веры, что эти еретики уничтожали всякое различие между существом и свойствами Божьими."

Добавлено (19.12.2010, 20:11)
---------------------------------------------
И еще митр. Макарий Булгаков описывает в православно-догматическом богословии св-ва:
1. Высочайшая свобода.

Бог называется высочайше-свободным (Элеэиеспт, Ьхфеопэуйпт, liberrimus), потому что Он определяет Себя к деятельности совершенно независимо от всякой необходимости или принуждения, как внешнего, так и внутреннего, а единственно на основании представлений (идей) своего совершеннейшего разума и все по изволению воли Своей (Еф. 1:11): Он и избирает, что хочет, и осуществляет избранное, как хочет.

Священное Писание приписывает Богу высочайшую свободу:

а) вообще во всех Его действиях, утверждая, что Он совершает все по изволению воли (Еф. 1:11), и в частности —

б) в сотворении мира: Ты сотворил все, и все по Твоей воле существует и сотворено (Апок. 4:11). Бог наш на небесах [и на земле]; творит все, что хочет (Пс. 113:11). Господь творит все, что хочет, на небесах и на земле, на морях и во всех безднах (Пс. 134:6).

в) в промышлении о нем: Я сотворил землю, человека и животных, которые на лице земли, великим могуществом Моим и простертою мышцею Моею, и отдал ее, кому Мне благоугодно было (Иер. 27:5). кого миловать, помилую; кого жалеть, пожалею (Р им. 9:15; срав. Исх. 33:19). И все, живущие на земле, ничего не значат; по воле Своей Он действует как в небесном воинстве, так и у живущих на земле; и нет никого, кто мог бы противиться руке Его (Дан. 4:32; срав. Иов. 23:13). Всевышний владычествует над царством человеческим, и дает его, кому хочет (Дан. 4:14,22,29). Сердце царя — в руке Господа, как потоки вод: куда захочет, Он направляет его (Притч. 21:1). Не две ли малые птицы продаются за ассарий? И ни одна из них не упадет на землю без воли Отца вашего; у вас же и волосы на голове все сочтены (Матф. 10:29,30).

г) в искуплении человека: ибо Отец небесный предопределил усыновить нас Себе чрез Иисуса Христа, по благоволению воли Своей (Еф. 1:5), открыв нам тайну Своей воли по Своему благоволению, которое Он прежде положил в Нем (9); и Христос-Спаситель отдал Себя Самого за грехи наши, чтобы избавить нас от настоящего лукавого века, по воле Бога и Отца нашего; Ему слава во веки веков (Гал. 1:4,5).

д) в возрождении нас и освящении: Восхотев, родил Он нас словом истины, чтобы нам быть некоторым начатком Его созданий (Иак. 1:18); и Но каждому дается проявление Духа на пользу. 8 Одному дается Духом слово мудрости, другому слово знания, тем же Духом... Все же сие производит один и тот же Дух, разделяя каждому особо, как Ему угодно (1 Кор. 12:7,8,11).

Святые Отцы и учители Церкви, упоминающие в своих писаниях о свободе Божией вообще весьма часто, с особенной ясностью высказывали свои понятия о ней в трех случаях: а) когда вооружались против древних философов, утверждавших, будто мир вечен и произошел от Бога, не по воле Его, а необходимо, как тень — от тела или сияние от света; б) когда опровергали заблуждение язычников и некоторых еретиков, будто все в мире, и сам Бог, подчинено судьбе, и — в) когда, желая определить, в чем именно состоит в нас образ Божий, полагали его в свободной воле человека. Во всех этих случаях они выражали, что Бог не подлежит никакой необходимости и определяет Себя к действиям совершенно свободно; что Он и в начале сотворил все, что только хотел и как хотел, и продолжает совершать все в мире по своей только воле, и что Он вообще, по самому естеству своему, самовластен.

Действительно, если Бог есть совершеннейший Дух, Дух независимый и всемогущий, то и разум наш должен сознаться, что Бог высочайше-свободен по самому своему естеству — свобода есть существеннейшая принадлежность сознающего себя духа, и подлежать какой либо необходимости или принуждению не может тот, кто всесилен и все содержит в своей власти, сам не завися ни от чего.

2. Совершеннейшая святость.

Называя Бога святым (Ьгйпт, sanctus), мы исповедуем, что Он совершенно чист от всякого греха, даже не может согрешать, и во всех своих действиях совершенно верен нравственному закону, а потому ненавидит зло и любит одно только добро и во всех своих творениях.

Священное Писание действительно и подтверждает, что Бог —

а) совершенно чист от всякого греха. Бог верен, и нет неправды [в Нем] (Второз. 32:4); Бог есть свет, и нет в Нем никакой тьмы (1 Иоан. 1:5); потому что Бог не искушается злом и Сам не искушает никого (Иак. 1:13); Он чист (1 Иоан. 3:3); всякий, рожденный от Бога, не делает греха, потому что семя Его пребывает в нем; и он не может грешить, потому что рожден от Бога (9).

б) совершенно верен нравственному закону. Соответственно этому Священное Писание — аа) весьма часто называет Бога святым вообще: свят Господь, Бог наш; также праведным и преподобным: Он праведен и истинен; святым Израилевым: буду воспевать Тебя на гуслях, Святый Израилев; бб) в частности выражается, что святое имя Его, святое слово Его (Пс. 104:42), закон свят Его (Р им. 7:12), святая мышца Его (Пс. 97:1), свят путь Его (Пс. 76:14), святой престол Его (Пс. 46:9), подножие Его: —свято оно (Пс. 98:5), и что Он благ во всех делах Своих (Пс. 144:17); вв) свидетельствует, что славословящие Его на небе Ангелы, окружая престол Его, непрестанно взывают друг ко другу: Свят, Свят, Свят Господь Саваоф! вся земля полна славы Его! (Ис. 6:3; срав. Апок. 15:4), и — гг) заповедует, чтобы и мы на земле святили имя Его, подражая Его совершеннейшей святости: по примеру призвавшего вас Святаго, и сами будьте святы во всех поступках. Ибо написано: будьте святы, потому что Я свят (1 Петр. 1:15,16; срав. Лев. 11:44; 19:2; 20:7).

в) ненавидит в тварях зло и любит одно добро: Мерзость пред Господом — коварные сердцем; но благоугодны Ему непорочные в пути (Притч. 11:20); мерзость пред Господом — путь нечестивого, а идущего путем правды Он любит (Притч. 15:9). ибо Ты Бог, не любящий беззакония; у Тебя не водворится злой; нечестивые не пребудут пред очами Твоими: Ты ненавидишь всех, делающих беззаконие (Пс. 5:5,6). Беззакония ваши произвели разделение между вами и Богом вашим, и грехи ваши отвращают лице Его от вас, чтобы не слышать (Ис. 59:2). Омойтесь, очиститесь; удалите злые деяния ваши от очей Моих; перестаньте делать зло (Ис. 1:16; срав. Пс. 14:1-5; 23:3-6).

У святых Отцов и учителей Церкви находим:

а) точнейшее объяснение понятия о святости Божией. Бог свят не так, как святы сотворенные существа: Он свят по самой природе, свят от Себя, и чрез Себя, и служит источником святости для всех; а прочие существа могут соделываться святыми только при Его содействии, чрез освящение от Него. Следовательно, он только и есть истинно святой, единственно святой.

б) защиту святости Божией от еретиков, которые называли Бога виновником зла, существующего в мире. Злом надобно почитать один грех, который есть преступление воли Божией; все же прочее, что мы называем злом физическим, чем Бог наказывает нас за грехи, не есть зло: ибо заключает в себе силу добра, содействуя нашему исправлению и возбуждая к добру. Но грехи все происходят от злоупотребления свободы разумных тварей, которую Бог создал доброй, и, даровав им однажды навсегда, нарушать уже не желает. А сам Он даже не может согрешать, потому что неизменен во всем, не может идти против самого Себя и своей воли, и есть высочайшее благо, которое исключает всякое зло, как свет исключает тьму, бытие — небытие.

в) объяснение некоторых мест Писания, в которых Бог представляется, по видимому, творцом зла. "Когда слышишь: бывает ли в городе бедствие, которое не Господь попустил бы (Амос. 3:6), то знай, что здесь под именем зла разумеются скорби, посылаемые на грешников для исправления их беззаконий." "Я образую свет и творю тьму, делаю мир и произвожу бедствия (Ис. 45:7) — в тебе особенно творит мир, когда спасительным учением успокаивает дух твой, и укрощает страсти, воюющие на душу твою; производит бедствия, т.е. преобразует зло и обращает на лучшее, так что оно получает свойства добра.... Впрочем если миром назовем состояние, свободное от войны, а злом бедствия войны..: то мы скажем, что Бог, по праведному суду своему, посылает в войне наказание на тех, которые достойны наказания." Р авным образом — "изречения: всех заключил Бог в непослушание (Р им. 11:32); и еще: Бог дал им дух усыпления, глаза, которыми не видят, и уши, которыми не слышат (Р им. 11:8), надобно понимать не так, как бы сам Бог производил все это, но так, что Он только попустил, потому что человеку дана свобода, и доброе дело должно быть не принужденно."

Не напрасно многие из самых язычников признавали Бога святым, эта истина доступна и для естественного разума. Если Бог есть существо совершеннейшее, то необходимо — и святое; а если не святое, то и не есть совершеннейшее: ибо святость в разумно-свободном существе есть первое из совершенств, а грех — первое и худшее из всех возможных несовершенств. Мы представляем также Бога существом досточтимым и достопокланяемым; но может ли разум наш признать достойным поклонения такое существо, которое не имеет святости? Мы сознаем в себе непреложный нравственный закон, который и сам по себе свят и от нас требует одной святости; но этот закон дан нам от Бога и есть выражение воли Его: не ясное ли свидетельство, что Бог любит одно святое, желает одного святого, и сам, значит, свят совершенно?

Добавлено (19.12.2010, 20:13)
---------------------------------------------
3. Бесконечная доброта.

Доброта в Боге есть такое свойство, по которому Он всегда готов сообщать и действительно сообщает своим тварям столько благ, сколько каждая из них может принять по своей природе и состоянию. Эта доброта (Ьгбиьфзт, bonitas), по различию условий существ, на которые она действует, называется различно: называется благодатью (чЬсйт, gratia), когда дару ет блага тем, которые их не заслужили (Р им. 11:35; Еф. 2:5); милосердием (Элепт, пЯкфйсмьт, misericordia), когда является на помощь бедствующим и нуждающимся (Лук. 1:72,78; 2 Кор. 1:3); долготерпением (мбкспихмЯб, longanimitas), когда снисходит к грешникам и, ожидая обращения их, медлит их наказывать (Р им. 2:4; 3:25); милостью (чсзуфьфзт, lenitas), когда уменьшает наказание за грехи (Р им. 11:22), и т. под.

В Священном Писании находится бесчисленное множество мест, в которых изображается доброта Божия:

а) вообще Бог именуется —

аа) не только добрым, но и единым добрым: славьте Господа, ибо Он благ, ибо вовек милость Его (Пс. 117:1; срав. Пс. 33:9; 72:1; 85:5; 118:68; 134:3; 135:1); никто не благ, как только один Бог (Марк. 10:18);

бб) не только щедрым и милостивым, но и Отцом щедрот: Щедр и милостив Господь, долготерпелив и многомилостив (Пс. 102:8; срав. Исх. 34:6; Пс. 111:4; 144:8); Благословен Бог и Отец Господа нашего Иисуса Христа, Отец милосердия и Бог всякого утешения (2 Kop. 1:3);

вв) не только любовью, но и Богом любви, Богом всякие благодати: Бог есть любовь, и пребывающий в любви пребывает в Боге, и Бог в нем (1 Иоан. 4:16; срав. ст. 8); будьте единомысленны, мирны, — и Бог любви и мира будет с вами (2 Кор. 13:11); Бог же всякой благодати, призвавший нас в вечную славу Свою во Христе Иисусе, Сам, по кратковременном страдании вашем, да совершит вас, да утвердит, да укрепит, да соделает непоколебимыми (1 Петр. 5:10).

6) в отношении к тварям. Благ Господь ко всем, и щедроты Его на всех делах Его (Пс. 144:9). Отверзаешь руку Твою — насыщаются благом (Пс. 103:28). Он послал источники в долины (Пс. 103:10), и напояешь горы с высот Твоих (13), произращаешь траву для скота (14), одевает… траву полевую (Матф. 6:30), питает… птиц небесных (26), дает пищу всякой плоти (Пс. 135:25) и насыщает все живущее по благоволению (Пс. 144:16).

в) в особенности к людям. В этом отношении говорится:

аа) что Бог есть Отец наш: отцом себе не называйте никого на земле, ибо один у вас Отец, Который на небесах (Матф. 23:9; срав. Втор. 32:6; Ис. 63:16; Малах. 1:б; 1 Кор. 8:4. 6; Еф. 4:6); Отче наш, сущий на небесах! да святится имя Твое (Матф. 6:9);

бб) что Он отечески внемлет всем нашим молитвам: есть ли между вами такой человек, который, когда сын его попросит у него хлеба, подал бы ему камень? и когда попросит рыбы, подал бы ему змею? Итак если вы, будучи злы, умеете даяния благие давать детям вашим, тем более Отец ваш Небесный даст блага просящим у Него (7:9-11);

вв) что Он отечески печется о всех наших нуждах: Он повелевает солнцу Своему восходить над злыми и добрыми и посылает дождь на праведных и неправедных (Матф. 5:45), дая всему жизнь и дыхание и всё (Деян. 17:25), и притом дает обильно для наслаждения (1 Тим. 6:17; срав. 4:3); ниспосылает также Всякое даяние доброе и всякий дар совершенный душам нашим (Иак. 1:17) и производит в вас и

 
NoliuДата: Воскресенье, 19.12.2010, 20:30 | Сообщение # 4
Блаженны нищие духом
Группа: Проверенные
Сообщений: 108
Репутация: 0
Статус: Offline
Бог беспределен в Своем человеколюбии. Из бесконечного человеколюбия Божия вытекает милосердие и сострадание, которые означают, что Бог любит как послушных, так и непослушных сынов человеческих. "Ибо Он повелевает солнцу Своему восходить над злыми и добрыми и посылает дождь на праведных и неправедных" (Матф. 5, 45). Божие милосердие и сострадание неисчерпаемы и выше нашего понимания. Однако Бог никогда не бывает равнодушным перед грехом и не может защищать его. Если же грешник чистосердечно раскаивается во грехе. Бог прощает его.

Милосердный Господь долготерпелив к грешникам, ожидая их покаяния, но при этом не следует забывать, что "Господь есть Бог ревнитель и мститель; мститель Господь и страшен в гневе: мстит Господь врагам Своим и не пощадит противников Своих!" (Наум. 1, 2). "Когда читаем о гневе или о ярости Божией, мы должны представлять их не по подобию человеческого возмущения, но достойно Бога, Который чужд всякого возмущения. Под этим мы должны понимать, что Он - Судия и Отмститель за все неправедное в этом мире. Боясь воздания, мы должны опасаться делать что-нибудь против Его воли",- пишет преподобный Иоанн Кассиан Римлянин.
http://www.sv-krest.ru/UserFiles/File/biblio/dokazat/dokazat01.html

 
461119Дата: Вторник, 01.02.2011, 14:48 | Сообщение # 5
Блаженны, егда поносят вас
Группа: Администраторы
Сообщений: 1339
Репутация: 1
Статус: Offline
Прочла недавно еще об одном свойстве. Слава Бога - это свойство Бога.

"пониманию слова “слава” в религиозном контексте. Следует признать неверным то, что представления о человеческой славе можно просто перенести на славу божественную. Такая антропологизация божества, приписывание ему человеческих свойств и отношений ничего не дает для понимания. Скорее наоборот, сложность человеческих отношений, загадки человеческой природы, тайну человеческой личности следует рассматривать через призму божественных смыслов и свойств. Общее в понимании славы как человеческого феномена и как явления божественного – иерархичность бытия, онтологическое основание ценностей. Отношения в паре “прославляющий – прославляемый” принципиально несимметричны. Первичным является прославляемый герой, он нечто совершает, что-то дает, чем-то жертвует. У него есть что давать и чем жертвовать. Его бытие более фундаментально. Он порождает смыслы и утверждает ценности.

Прославляющий нуждается в прославляемом им герое, в его подвиге. Он принимает жертву, пользуется плодами подвига, благодарит. Прославляемый в принципе мог бы обойтись без прославляющего, однако их что-то связывает, объединяет некая сокровенная связь. Тот, кто позже станет прославляющим, занимает очень важное место в жизни героя, в его системе ценностей, до такой степени, что он готов на любую жертву, способен пожертвовать своей жизнью.

В истории человечества было много героев, но, ни один из них не смог совершить такой подвиг, который повлиял бы на все человечество, на саму человеческую природу, спас всех, сразу и навсегда. Такое возможно только для Бога, Который сотворил человека и принес Себя в жертву за всех людей. И подлинная слава полагается именно Богу и только Ему. Отсюда следует естественный вывод – в пределе, во всей полноте отношение “прославляющий – прославляемый” осуществляется именно между человеком и Богом.

Более того, слава исходит от Бога. Именно Бог – источник и основание славы, обладатель и хозяин славы. “Кто сей Царь славы? – Господь сил, Он царь славы”. (Пс. 23:10). Бог выделяет, избирает какого-то человека, наделяет его славой, которая может пониматься как известность среди людей. Но можно понимать и в более высоком смысле – как славу человека пред Богом. Соломон получает от Бога “богатство и славу” (3 Цар. 3:13). Такая слава превосходит человеческую, обретает метафизическое значение. Человека как царя творения Бог увенчивает “славою и честью” (Пс. 8:6).

Таким образом, понимание славы углубляется и обогащается при обращении к христианской догматике. Необходимо различать понятия “слава Богу” как славословие и собственно славу Бога как некое Его свойство. Становится очевидным, что восхваление человеком Бога является лишь следствием явления, проявления, действия славы Божией. Сначала рассмотрим различные смыслы слова “славить” в христианстве в порядке возрастания ценностного и онтологического значения.

Прежде всего, в славословии Богу подразумевается признание самого факта существования Бога, Его бытия. Произнести слова “Слава Тебе, Боже наш, слава Тебе” можно только веря, что Бог есть. И более того, что Он есть существо, обладающее сознанием, волей, являющееся Личностью. К Нему можно обратиться и Он услышит, воспримет и поймет. Бог – это не просто что-то великое и могущественное, а то, что само живое и животворящее. И не только живое, но и имеющее сознание. И не просто сознание, а благую волю. Для выражения всей совокупности таких свойств Божества лучше всего подходит понятие духа.

Бессмысленно славить просто стихии и первоначала, силы или энергии, изначальную причину или перводвигатель, так как они не являются сознательными, одухотворенными. Невозможно славить Бога, если Он абстракция, отвлеченное понятие, воображение или представление. Можно и нужно славить Бога, если Он есть Творец, Промыслитель и Спаситель. В словах “Слава Отцу, и Сыну, и Святому Духу” выражается понимание Бога как Троицы, в свернутом виде содержатся христианский символ веры и основные догматы.

Самая простая и очевидная форма славословия – это благодарение, то есть выражение признательности, благодарности. “Тебе слава и благодарение во веки”. Человек благодарит Того, Кто дарует ему различные блага и саму жизнь. Человек всё принимает и осознает, кому он обязан. Бог предстаёт перед человеком как источник блага, основание добра, и человек может ответить ему в первую очередь благодарностью, славословием. “Да прославлю имя Твое святое”.

Славя Бога, человек выражает уважение и почтение, признавая важность Бога в своей жизни, Его значимость, существенность отношений с Ним, превосходство Бога над собой. Но в тоже время, ощущая и осознавая некое сходство, сродство, подобие и близость. Невозможно уважать того, кого совсем не знаешь, никогда не видел, с кем не имеешь ничего общего. Уважение предполагает некоторую взаимность, взаимопонимание. Почтение оказывается тому, кто его принимает и как-то отвечает.

Уважение и почтение не могут скрываться, они должны быть явным образом выказаны. Они выражаются в одобрении и согласии. Человек принимает то, что дает ему Бог, соглашается с тем, что Он сотворил, признает это хорошим и правильным, радуется Его чудесам. Согласие означает созвучие, то есть гармонию, общность, общую систему ценностей. Согласие – это еще и совместное звучание, совпадение голосов, слов, смыслов. “Возрадуется язык мой правде Твоей. Господи, устне мои отверзеши, и уста моя возвестят хвалу Твою” (Пс. 50:16-17).

Восхваление имеет четкую направленность, адресность, устремленность к Богу, причем становится необходимым обратиться по имени. “И восхвалю имя Твое святое”. Обращение к кому-то по имени допустимо только при личном отношении, при взаимной связи, при встречном взгляде. Обращение по имени к Богу возможно только при непритворной вере и полном доверии Ему, прямоте отношений, искренности и взаимности чувств. “И поклонюся, и воспою, и прославлю пречестное имя Твое”.

Обращение по имени – это нечто очень личное, даже интимное, поэтому предполагает особую близость, и может быть скрыто от посторонних при полной взаимной открытости. Обращение по имени к Богу предполагает отношение двух личностей, таинственную и сокрытую связь двух лиц. В молитве человек говорит Богу – Ты, Твое. Так обращаются только к очень близкому, родному, дорогому существу. И только при полной уверенности во взаимности.

В Господней молитве “Да святится имя Твое, да приидет Царствие Твое, да будет воля Твоя” (Мф. 6:10, Лк. 11:2) выражается доверие Богу, уверенность в Нем и верность Ему. В этой молитве человек выражает надежду, чаяние и упование на милость Божию. Показательно, что имя Божие, царство Божие и воля Божия ставятся в один ряд, тесно связаны между собой, отсылают друг к другу, в каком-то смысле совпадают.

Имя Бога – это не просто условное наименование, оно онтологично, является особой реальностью. Имя Божие выражает и передает свойства и качества Бога. Слава воздается имени Бога, относится к нему непосредственно, имя Божие уже обладает славой, имеет ее в себе. “Да хвалят имя Господа, … слава Его – на земле и на небесах” (Пс. 148:13). В некотором смысле слава Божия и имя Божие – это одно и то же. “…да славим святое имя Твое и да хвалимся славою Твоею!” (1 Пар.16:35).

Чем человек может ответить на милость Божию? Что он может дать Богу, Который ни в чем не нуждается, так как Сам есть всё? Чего Бог ожидает от человека? Человек может присоединиться к тем, кто причастен божественному бытию, видит его красоту, переживает его полноту и чувствует благодать. “Хвалите Господа с небес, хвалите Его в вышних. Хвалите Его вси ангели Его: хвалите Его вся силы Его. … и вси людие... да восхвалят имя Господне” (Пс. 148, 1-13).

В силах человека принести жертву хвалы. “ Тебе принесу жертву хвалы, и имя Господне призову” (Пс. 115, 8). Это вполне доступно для человека, естественно и логично, делать это радостно и легко. “Я усердно принесу Тебе жертву, прославлю имя Твое, Господи, ибо оно благо” (Пс. 53:8). Славословить Бога – не только долг человека, но и глубокая внутренняя потребность. “Благословлю Господа во всякое время; хвала Ему непрестанно в устах моих” (Пс. 33, 2).

Хвала воздается в особой форме, возвышенным стилем. “Я буду славить имя Бога моего в песни, буду превозносить Его в славословии. И будет это благоугоднее Господу, нежели вол, нежели телец” (Пс. 68, 31-32). Славословие принимает форму воспевания. Желание петь возникает у человека в особых случаях – при душевном подъеме, избытке эмоций и переполнении чувств.

Именно в молитве человек в наибольшей степени испытывает воодушевление, вдохновение и восхищение. Упоение и восторг могут иметь различные причины, но в подлинном смысле они связаны именно с высшим бытием и благодатью, в полной мере осуществляются в богообщении. “И пети Тя во исповедании сердечном, и воспевати всесвятое имя Твое”. Славословие – это способ исповедания, наиболее интенсивный и насыщенный.

Человек оказывает честь другому человеку, выражает почет в особых ситуациях, в исключительных случаях. Только Бога надлежит почитать всегда и во всем. “Единому премудрому Богу честь и слава во веки веков” (1 Тим. 1:17). Благоговение выражается в превозношении и прославлении. “Ты бо еси мой Сотворитель и всякому благу Промысленник и Податель, о Тебе же все упование мое, и Тебе славу возсылаю”.

Почитание влечет за собой поклонение, то есть особое, исключительное уважение и почтение. Поклонение – это признание абсолютного превосходства и желание подчиниться. Покориться можно высшей силе и благой воле. Поэтому поклоняться надлежит не людям, а только Богу. “Емуже подобает слава и держава, честь и поклонение”. Поклоняться можно только святому и Тому, Кто истинно свят. “Яко Свят еси и препрославлен во веки”.

Поклонение, преклонение требует не только словесного выражения, но и некоторых действий, ритуалов, обрядов, которые оформляются в культ, богослужение. Естественным образом поклонение становится постоянным (периодическим или непрерывным) действием, в котором человек утверждает и подтверждает свое особое отношение к объекту поклонения и, более того, свои особые отношения с ним.

Богослужение возможно только при условии искренности веры, реальности Бога и действительности связи между человеком и Богом. Обряд – это способ существования человека в священном мире, в сакральном пространстве и времени. Богослужение – это предстояние человека перед Богом, единственно возможное его действие вблизи Бога. Ритуал – это форма выражения благоговения. Богослужение – это практическое славословие, утверждение славы, благодарение в ответ на дарение блага.

Однако все формы и способы славословия есть лишь отклик человека на явление славы Божией. Слава, выражаемая людьми – это лишь искренняя реакция на присутствие славы Божией. Славословие – это ответ на зов Бога, ответное действие на воздействие божественной благодати. Слава, возносимая людьми – это тихое эхо гласа Божьего, слабый отзвук мощного проявления славы Господней.

Следует подчеркнуть, что слава – это не только форма выражения человеческих представлений о Боге или особого отношения человека к Богу. Слава – это скорее свойство, качество Самого Бога, и более того – некая реальность. Конечно это не вещь или предмет, скорее сила или энергия, воздействие, влияние, действие. Слава – это присутствие и проявление, исполнение и завершение. Слава Божия везде проникает, пронизывает всё бытие, увенчивает всё творение. В этом смысле слава Божия очень похожа на присутствие и действие Святого Духа.

 
461119Дата: Вторник, 01.02.2011, 14:48 | Сообщение # 6
Блаженны, егда поносят вас
Группа: Администраторы
Сообщений: 1339
Репутация: 1
Статус: Offline
Слава Господня неотделима от Бога – это Его неотъемлемое свойство, Его внутреннее качество. Поэтому слава Божия вечная и непреходящая, всегда была, есть и будет. Слава не есть какое-то одно определенное качество Бога. Это совокупность Его свойств, сумма божественных качеств, полнота и целостность Его природы, следствие из Его сущности, результат Его деятельности, итог всего многообразия Его проявлений. Слава Божия предстаёт как исполнение, свершение божественной воли. Слава выражает важнейшее свойство Бога – Его абсолютное величие. Оно осуществляется в Творении, обнаруживается в богоявлениях. Поэтому “слава Божия” может пониматься как сам Бог в проявлении Его силы, мощи, могущества. Такое понимание славы выражается в Господней молитве “Ибо Твое есть Царство и сила и слава во веки” (Мф. 6:13), где подчеркивается фундаментальное единство, сходство и даже тождество царства, силы и славы, их вечная цельность и нераздельность.

Принципиально важным является то, что слава – это динамическое проявление качеств Бога, божественной сущности. Сущность Бога можно понимать метафизически, как нечто постоянное, неизменное, необходимое, равное само себе. Сущность Бога является первопричиной, основанием всего существующего, источником жизни и блага. Но сама сущность Бога всегда остается таинственной и сокровенной, невидимой и непознаваемой.

Бог трансцендентен и был бы абсолютно непознаваемым и недоступным для человека. Между Богом и человеком бесконечная онтологическая дистанция, метафизическая пропасть, которую человек своими силами не в состоянии преодолеть ни при каких условиях. Но Бог Сам открыл Себя человеку, показал Свою славу, предоставил человеку возможность обратиться к Нему и приобщиться к Его абсолютному бытию. Человеку сущность Бога открывается по Его воле, частично показывается в богоявлениях, иерофаниях. Слава Божия – это не только величие Бога, но и его видимые и ощутимые проявления – свет, сила. Это действия божественной воли, воплощение власти. Слава предстаёт как действие Божие. Причем это действие видимое, направленное на мир, обращенное к человеку, соразмерное с человеком. Это действие есть обращение Бога к человеку, напоминание о Себе, зов, призыв к ответу.

В этом смысле понятие славы Божией сближается с понятием святости. Святость – это сама сущность Бога, и, одновременно, Его внутреннее свойство, а также и внешнее проявление, действие. Проявление святости Бога, само Его действие называется благодатью. Благодатная сила, животворящая энергия, исходящая от Святого есть благодать. Но также благодать – это и непосредственно результат проявления святости, плод действия Бога.

Итак, слава Божия – это онтологическая категория, имеющая отношение к бытию Бога, к самой Его сущности, выражающая такие фундаментальные свойства как величие, могущество, мощь, сила, царственность, святость. К тому же слава Божия выражает эти качества в аспекте их проявленности. Слава божия – это явление Бога, Его откровение, исхождение, обращение навстречу Своему творению. Человек оказывается созерцателем славы Господней, её свидетелем.

При этом в феномене славы Божией существенным оказываются активность, деятельность, действие. Причем действие направленное и действенное, мгновенно приводящее к результату. “Вдруг предстал им Ангел Господень, и слава Господня осияла их” (Лк. 2:9). Такое действие вполне видимо и ощутимо, его невозможно не заметить, от него невозможно укрыться – “ибо слава Божия осветила его” (Отк. 21:23). Слава Божия может пониматься как энергия, в изначальном смысле – действие, акт. Но это не только само действие, сколько воздействие, влияние, вызывающее реакцию, провоцирующее действие ответное. Это воздействие результативное, эффективное, плодоносное. Становясь свидетелем славы Господней, человек не может остаться таким как был. Он изменяется внутренне, приобщается святости Божией, становится причастником божественной славы – “да покажет мя причастника славы Твоея вечныя”.

Ощущая влияние божественных энергий, человек желает откликнуться, обратиться к Господу, выступить навстречу Ему. Человек не может отплатить Богу за его благодеяния, но он способен ответить обращением к Нему. Единственное, чем человек может ответить Богу “на равных” – это любовь. Воспринимая воздействие божественных энергий, человек преображается, становится способным к богопознанию, богообщению и обожению.

Слава Божия также и категория гносеологическая, она тесно связана со словом Божиим и мудростью Божией. Слава Божия – это выражение божественных смыслов, обнаружение божественной истины, явление Логоса. Логос – это сила и власть смысла, мощь и величие ценности. Логос – это не просто идея высшего блага, но и действенность этой идеи, её утверждение и воплощение. Логос – это понятное человеку проявление смысла, божественного разума и воли Бога. Слава Божия является человеку, когда звучит голос Господа.

Славословие – это слово о славе, выражение славы в слове. С другой стороны, славословие – это слава слову и слава, пребывающая в слове. Таким образом, можно говорить о близости слова и славы, о некотором подобии между ними. Вознесение славословия Богу – это ответ человека на голос Бога, на Его призыв, возвращение Богу слова и славы. Логос – это явленность и действенность абсолютной истины. Слава Божия – это божественная истина в аспекте ее познаваемости и постижимости.

Слово есть Бог. Слово обитает в таинственной глубине божественной сущности. Одновременно Слово – это обращение Бога к Его творению. Божественное слово выступает из нетварного бытия, входит в историческую реальность, воплощается в человека, несет людям благодать, сообщает истину, показывает славу Господню. “И Слово стало плотию, и обитало с нами, полное благодати и истины; и мы видели славу Его” (Ин. 1:14).

Также слава Божия связана с мудростью Божией – Софией. Мудрость Божия показывает истину, открывает сокровенные тайны божественной сущности, являет замысел Бога о творении, наделяет смыслом существование человека. Мудрость Божия проникает в ум человека, дарует ему свет разума, наделяет виденьем божественных идей, пониманием смысла вещей.

Кроме того слава Божия еще и категория эстетическая. Потому что посредством славы Божией божественная истина не остается скрытой, невидимой, а становится очевидной, причем предстает во всей своей красоте и великолепии. Слава Божия – это видимое, явленное, проявленное величие и могущество Бога. Слава Божия – это явление Самого Господа в сиянии и блеске.

Бог есть свет. “Был Свет истинный, Который просвещает всякого человека, приходящего в мир” (Ин.1:9). Бог есть причина и источник света – “во свете Твоем мы видим свет” (Пс. 35:10). Слава Божия является носителем света. “… ибо слава Божия осветила его, и светильник его – Агнец” (Отк. 21:23). От Господа исходит свет, дарующий людям чистоту, мудрость и святость.

Слава Божия – это еще и красота. Красота божественного творения, красота добродетели, истины и святости. “Дело Его – слава и красота, и правда Его пребывает вовек” (Пс. 110:3). Слава Божия – это преизбыток красоты, великолепие, потому что это красота Самого Господа. “Сей, будучи сияние славы” (Евр. 1:3). Сияние являет силу и мощь, воплощает могущество и величие.

Слава Божия являет божественное бытие и охватывает все творение – “слава Его на земле и на небесах” (Пс. 148:13). Однако исходит слава Господня от божественной сущности – “над небесами слава Его” (Пс. 112:4). Сияние славы выражает полноту божественного бытия, неисчерпаемость благодати, совершенство красоты и очевидность истины.

Таким образом, слава Божия это свойство Бога, но также и Его явление, действие, причем действие видимое и постигаемое. Слава Божия явлена в Творении и была доступна человеку в его райском безгрешном бытии, но была утеряна – “Потому что все согрешили и лишены славы Божией” (Рим. 3, 23). И все же человек по милости Бога может стать причастником славы Божией. Созерцая, воспринимая, приумножая и прославляя славу Господню, человек приобщается к ней. “Мы же все, … взирая на Славу Господню, преображаемся в тот же образ от славы в славу, как от Господня духа” (2 Кор. 3, 18). Во всей полноте увидеть и воспринять славу Божию люди смогут в конце времен. “И город не имеет нужды ни в солнце, ни в луне для освещения своего, ибо слава Божия осветила его, и светильник его — Агнец” (Отк.21:23). В будущей жизни в Царстве Небесном люди будут не просто созерцать славу Божию, но станут соучастниками божественного бытия и сопричастниками славы Господней. “Воньже со славою Судия всех придет… в радость и Божественный чертог славы Его совнидем”.

Примечание:
1. Фасмер М. Этимологический словарь русского языка. – М., 1997. Том III. с. 664.
http://www.russned.ru/filosofiya/o-slave-bozhiei

 
DayДата: Четверг, 14.04.2011, 01:08 | Сообщение # 7
Блаженны кроткие
Группа: Проверенные
Сообщений: 231
Репутация: 0
Статус: Offline
Quote (461119)
Слава Божия – это еще и красота. Красота божественного творения, красота добродетели, истины и святости.

Интересно, когда Достоевский говорил, что красота спасет мир, он понимал под ней божественное начало?
 
461119Дата: Четверг, 14.04.2011, 19:27 | Сообщение # 8
Блаженны, егда поносят вас
Группа: Администраторы
Сообщений: 1339
Репутация: 1
Статус: Offline
Из романа:
"– Удивительное лицо! – ответил князь, – и я уверен, что судьба ее не из обыкновенных. – Лицо веселое, а она ведь ужасно страдала, а? Об этом глаза говорят, вот эти две косточки, две точки под глазами в начале щек. Это гордое лицо, ужасно гордое, и вот не знаю, добра ли она? Ах, кабы добра! Все было бы спасено!"

Конечно, Достоевский был верующий человеком и понимал, от Кого красота и какой она должна быть. Лицо доброго человека всегда красиво, даже если его внешность не очень прилична.

Интересна полемика по этому вопросу на вот этом сайте: http://dostoevskij-club.ru/?p=45

 
DayДата: Воскресенье, 28.08.2011, 14:22 | Сообщение # 9
Блаженны кроткие
Группа: Проверенные
Сообщений: 231
Репутация: 0
Статус: Offline
Свойства Божии как они раскрыты в Священном Писании и у святых отцов
Епископ Александр Милеант

Священное писание дает нам возвышенное и цельное представление о Боге. Оно учит, что Бог един. Он есть высшее, надмирное и личностное Существо, что Бог есть Дух — вечный, всеблагий, всеведущий, всеправедный, всемогущий, вездесущий, неизменяемый, вседовольный, всеблаженный. Не имея ни в чем нужды, всемогущий Бог по Своей благости из ничего создал весь видимый и невидимый мир, в том числе и нас людей. До создания мира не существовало ни пространства (вакуума), ни времени. И то и другое возникло вместе с миром. Бог, как любящий Отец, заботится о всем мире в целом и о каждом существе, Им сотворенном, — даже самом малом. Своими таинственными путями Он ведет каждого человека к вечному спасению, впрочем, не принуждая его, но просвещая его и помогая осуществлять добрые намерения.

Остановимся теперь внимательнее на некоторых божественных свойствах, раскрытых в Священном Писании и у святых отцов Церкви. Бог открывается человеку, как Существо, совершенно отличное от физического мира, а именно — как Дух. “Бог есть Дух,” — говорит Писание, — “Где Дух Господень — там свобода” (Иоан. 4:24, 2 Кор. 3:17). Иными словами, Бог непричастен какой-либо материальности или телесности, которой обладают люди и даже ангелы, являющие в себе только “образ” духовности Божией. Бог есть Дух высочайший, чистейший и совершеннейший. Бог открыл Себя пророку Моисею, как “Сущий,” как чистое, духовное, высочайшее Бытие. (Правда, иногда находим в Священном Писании и такие места, где символически приписывается Богу члены, подобные нашим человеческим — уши, глаза, руки и другие т.н. “антропоморфизмы” — уподобления человеку. Такие выражения употребляются для наглядности и встречаются чаще всего в поэтических частях Св. Писания. Под ними Писание имеет в виду соответствующие духовные свойства Божии, например: уши и глаза указывают на Его всеведение, рука и мышца — на Его всемогущество, сердце — на Его любовь).

Как ни привычно для современного сознания представлять Бога чистым Духом, однако распространенный в наше время пантеизм (“всебожие” — мнение, что бессознательное и безличное божество разлито во всей природе. Буддизм и некоторые восточные религии основаны на идее пантеизма) противоречит этой истине. Поэтому и теперь в “Чине Православия,” совершаемом в первое воскресение Великого поста, слышим: “Говорящим, что Бог не Дух, но плоть — анафема.”

Бог — вечный. Бытие Божие — вне времени, ибо время есть лишь форма бытия конечного и изменчивого. (Время рассматривается, как “четвертое” измерение в релятивистской физике. Согласно современной космологии, пространство и время не бесконечны. Они появились и исчезнут вместе с миром). Для Бога нет ни прошедшего, ни будущего, но есть одно настоящее. “В начале Ты (Господи) основал землю, и небеса — дело Твоих рук; они погибнут, а Ты пребудешь, и все они, как риза, обветшают, и, как одежду, Ты переменишь их, — и изменятся; но Ты — тот же, и лета Твои не кончатся” (Пс. 101:26-28). Некоторые свв. Отцы указывают на разницу между понятиями “вечность” и “бессмертие.” Вечность — это жизненность, не имеющая ни начала, ни конца. “Понятие вечности может применяться только к одному безначальному Божьему естеству, в Котором все всегда — то же и в том же виде. Понятие бессмертия может быть приписываемо тому, что приведено в бытие и не умирает, как то: ангелам и человеческой душе… Вечное в собственном смысле принадлежит только божественной сущности” (св. Исидор Пелусиот). В этом отношении еще выразительнее — “превечный Бог.”

Бог — всеблагой т.е. — бесконечно добрый. Писание свидетельствует: “Щедр и милостив Господь, долготерпелив и многомилостив” (Пс. 102:8). “Бог есть любовь” (1 Иоан. 4:16). Благость Божия простирается не на какую-нибудь ограниченную область в мире, как свойство любви ограниченных существ, но на весь мир со всеми находящимися в нем существами. Он с любовью заботится о жизни и нуждах каждой твари, как ни была бы она мала и ни казалась бы нам ничтожна. “Если бы у нас, — говорит св. Григорий Богослов, — кто спросил: что мы чествуем и чему покланяемся? Ответ готов: Мы чтим любовь.” Бог дарует Своему творению столько благ, сколько каждый может принять по своей природе и состоянию и насколько это соответствует общей гармонии мира. Особенную благость Свою Бог являет человеку. “Бог как мать-птица, которая, увидев своего птенца, выпавшим из гнезда, сама вылетает оттуда, чтобы поднять его, а когда видит его в опасности быть поглощенным каким-либо змеем, с жалобным криком облетает вокруг него и всех других птенцов, не способна быть равнодушною к погибели и одного из них” (Климент Александрийский “Бог больше любит нас, чем может любить отец, мать или друг, или кто-либо другой, и даже больше, чем мы сами можем любить себя, потому что Он печется больше о нашем спасении, чем даже о Своей собственной славе, свидетельством чего служит то, что Он послал в мир на страдания и смерть (плотью человеческой) Своего Единородного Сына только ради того, чтобы открыть нам путь спасения и вечной жизни” (Иоанн Златоуст). Если человек часто не понимает всей силы благости Божией, то это происходит потому, что он слишком сосредоточивает свои мысли и желания на земном благополучии; а Божие промышление сочетает дарование нам благ временных, земных, с призывом приобретать для себя, для своих душ блага вечные.

Бог — всеведущий. “Все обнажено и открыто перед очами Его” (Евр. 4:13). “Зародыш мой видели очи Твои,” — писал царь Давид (Пс. 138:16). Ведение Божие есть одновременно видение и непосредственное знание всего, существующего и возможного, настоящего, прошедшего и будущего. Само предвидение будущего есть собственно духовное видение, ибо для Бога будущее есть настоящее. Божие предвидение не нарушает свободной воли тварей, так же как свобода ближнего нашего не нарушается тем, что мы видим его поступки. Предвидение Божие относительно зла в мире и в поступках свободных существ как бы увенчивается предвидением спасения мира, когда “Бог будет все во всем” (1 Кор. 15:28).

Другую сторону всеведения Божия являет собой премудрость Божия. “Велик Господь наш и велика крепость (Его), и разум Его неизмерим” (Пс. 146:5). Св. отцы Церкви, следуя слову Божию, всегда с глубоким благоговением указывали величие Премудрости Божией в устройстве видимого мира, посвящая этому предмету целые сочинения, как напр., беседы на шестоднев, т.е. на процесс сотворения мира. (Василия Великого, Иоанна Златоуста, Григория Нисского “Одна травка или одна былинка достаточна занять всю мысль твою рассмотрением искусства, с каким она произведена” (Василий Великий).

Бог — всеправедный. Праведность понимается в слове Божием и в обычном словоупотреблении в двух значениях: а) как святость и б) как справедливость, или правосудие. Святость состоит не только в отсутствии зла или греха, святость есть наличие высших духовных ценностей, соединенных с чистотой от греха. Святость подобна свету, и Божия святость — как чистейший свет. Бог “Един Свят” по естеству, по Своей природе. Он есть Источник святости для ангелов и людей. Правосудие Божие есть другая сторона всеправедности Божией. “Он будет судить вселенную по правде, будет судить людей по правоте” (Пс. 9:9). “Господь воздаст каждому по делам его, ибо нет лицеприятия у Бога” (Рим. 2:6 и 11).

Как согласовать Божественную любовь с правдой Божией, со строгим судом за грехи и наказанием виновного? По этому вопросу высказывались многие отцы Церкви. Они уподобляют гнев Божий гневу отца, который, чтобы вразумить непокорного сына, прибегает к отеческим карательным мерам, сам в то же время скорбит, печалясь о неразумии сына и одновременно сострадая ему в причиняемом ему огорчении. Потому-то Божия правда всегда есть и милосердие, и милосердие есть правда, по сказанному: “Милость и истина встретятся, правда и мир облобызаются” (Пс. 84:11).

Святость и правда Божии тесно связаны между собой. Бог призывает всех к жизни вечной в Его Царстве. Но в Царство Божие не может войти ничто нечистое. Поэтому Господь очищает нас наказаниями, как действиями исправительными, ради любви Своей к нам. Ибо нам предстоит суд справедливости, суд для нас страшный. Как можем мы войти в царство святости и света, — и как могли бы мы там себя чувствовать, будучи нечистыми, темными и не имея в себе святости и никакой положительной духовной или нравственной ценности?

Бог — всемогущий. “Он сказал, — и сделалось; Он повелел — и явилось” (Пс. 32:9), — так выражается псалмопевец о всемогуществе Божием. Бог есть Творец и промыслитель мира. Он — Вседержитель. “Он есть Один творящий чудеса” (Пс. 71:18). Если же Бог терпит зло и злых в мире, то не потому, что Он не может уничтожить зла, а потому, что Он даровал свободу духовным существам и направляет их к тому, чтобы они по своему собственному желанию отвергали зло и обратились к добру. (По поводу казуистических вопросов о том, чего Бог “не может” совершить, нужно ответить, что всемогущество Божие простирается на все то, что угодно Его мысли, Его благости, Его воле).

Бог — вездесущий. “Куда пойду от духа Твоего, и от лица Твоего куда убегу? Взойду ли на небо — Ты там; сойду ли в преисподнюю — там Ты. Возьму ли крылья зари и переселюсь на край моря, — и там рука Твоя поведет меня, и удержит меня десница Твоя” (Пс. 138:7-10). Бог не подлежит никакому ограничению пространством, но проникает Собою все. При этом Бог, как Существо простое (неделимое), присутствует в каждом месте не Своей как бы частью или Своей только силой, но всем Своим существом, притом не сливаясь с тем, в чем присутствует. “Божество проникает все, ни с чем не смешиваясь, а Его не проникает ничто” (Иоанн Дамаскин).

Бог — неизменяем. “У Отца светов нет ни изменения, ни тени перемены” (Иак. 1:17). Бог есть совершенство, а каждая перемена есть признак несовершенства, и потому не может быть мыслима в совершенном Существе. О Боге нельзя сказать, что в Нем совершается какой-либо процесс роста, видоизменения, эволюции, прогресса или чего-либо подобного. Но неизменяемость Бога не есть некая неподвижность или замкнутость в Себе. При всей неизменяемости Его существо есть жизнь, полная сил и деятельности. Бог Сам в Себе есть жизнь, и жизнь — Его бытие.

Бог — вседовольный и всеблаженный. Два эти слова близки одно другому по смыслу. Вседовольный — слово славянское, и его нельзя понимать, как “довольный собой.” Оно означает обладание всем, полное богатство, полноту всех благ. “Бог не имея в чем-либо нужды, Сам дает всему жизнь и дыхание и все” (Деян. 17:25). Таким образом, Бог является Сам Источником всякой жизни, всякого блага; от Него все твари черпают свое довольство.

Ап. Павел дважды называет в своих посланиях Бога “блаженным” (“по славному благовестию блаженного Бога” — 1 Тим. 1:11; “которое в свое время откроет блаженный и единый сильный Царь царствующих и Господь господствующих” — 1 Тим. 6:15). Слово “Всеблаженный” нужно понимать не так, что Бог, имея все в Самом Себе, был бы безразличен к страданиям в сотворенном Им мире; но так, что от Него и в Нем все существа черпают свое блаженство. Бог не страдает, но милосердствует. “Христос страждет яко смертен” (канон Пасхи) не по Божеству, но по Своему человечеству. Бог есть Источник блаженства, в Нем полнота радости, сладости, веселия для любящих его, как сказано в псалме: “Полнота радостей пред лицом Твоим, блаженство в деснице Твоей вовек” (Пс. 15:1).

Следует обратить внимание, что Священное Писание и святые отцы Церкви говорят преимущественно о свойствах Божиих, а не о самом существе Бога. Святые отцы изредка и только косвенно говорят о природе Божества, поясняя, что существо Его “едино, просто, несложно.” Но эта простота, отсутствие сложности — не безразличное или бессодержательное целое, а она вмещает в себя полноту Его свойств. “Бог — море сущности, безмерное и неограниченное” (св. Григорий Богослов). “Бог — полнота всех качеств и совершенств в их высочайшем и бесконечном виде” (св. Василий Великий). “Бог прост и несложен. Он весь чувство, весь дух, весь мысль, весь ум, весь источник всех благ” (Ириней Лионский).

Говоря о свойствах Божиих, св. отцы указывают, что множественность их при простоте Существа есть результат нашего неумения найти единый способ рассматривания Божественного. В Боге одно свойство есть сторона другого. Бог праведен, это значит, что Он всеведущ, всемогущ, благ и блажен. Множественная простота в Боге подобна солнечному свету, обнаруживающему себя в различных цветах радуги.

В исчислениях свойств Божиих у св. отцов и в богослужебных молитвах преобладают выражения, составленные грамматически в отрицательной форме, т.е. с частицами “не” или “без.” Нужно, однако, иметь в виду, что эта отрицательная форма указывает “отрицание ограничения,” как, например: не неведущий — значит ведущий. Таким образом, она содержит утверждение неограниченности Его совершенств.

Кроме того, наши мысли о Боге говорят:1) или об Его отличии от мира (например: Бог — Безначальный, тогда как мир имеет начало; Бесконечный, тогда как мир конечен; Вечный, тогда как мир существует во времени); 2) или же о действиях Божиих в мире и отношении Создателя к Своим творениям (Творец, Промыслитель, Милостивый, Судия Праведный).

Указывая свойства Божии, мы этим не даем определения понятию Бог. Такое определение невозможно по существу, ибо всякое определение есть указание пределов, а, значит, указание на ограниченность, на неполноту. У Бога же нет пределов, и потому не может быть определения понятия Божества: “Ибо и понятие есть вид ограничения” (св. Григорий Богослов).
 
Форум » Догматы » Догмат о Святой Троице » Свойства Божии
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск:

Форма входа